✈Последний рейс. Художественный рассказ

Наконец самолет взмыл в воздух и мы впервые за долгое время вздохнули с облегчением. Подумать только, страна победившего маразма, мракобесия и ретроградства, жесточайшей цензуры и новой опричнины осталась где-то внизу, а впереди нас ждала свобода и демократия.

– Уважаемые пассажиры,- мягкий баритон с французским акцентом приятно ласкал слух,- приветствуем вас на борту компании Air France, добро пожаловать. Теперь вы свободны.

Всюду послышались аплодисменты, крики радости. Уставшие от нервотрепки последних дней люди смеялись, обнимались, плакали от счастья. Да что там последние дни (!!!), мы всю жизнь жили в атмосфере страха и диктатуры.

– Прощай, немытая Россия, страна господ, страна рабов. И мы, мудилы голубые, покидаем наш народ.- проверещала на свой лад известное четырехстишие какая-то пышногрудая блондинка с щетиной на щеках.

– Это же Алекса Панина,- просветила меня жена Ирина,- известная активистка и борец с тиранией. Она раньше актером была, мужчиной, но когда его затравили за свои взгляды, то она решила в знак протеста сменить пол и стать общественным деятелем .

Я кивнул, соглашаясь с супругой, а сам повернулся влево. Дочь Соня сидела в наушниках и 3Д линзах и слушала музыку, на ней была белая футболка с вызывающей черной надписью на всю спину “я выбираю свободу”. Когда вспомнил как она в аэропорту в ответ на вопрос “зачем же ты туда едешь, глупенькая, у тебя вся жизнь впереди”, заданный какой-то бестолковой теткой в форме погранслужбы молча повернулась и гордо указала на спину, то понял, что не зря затеял переезд. Мы ведь бросили все ради дочери, ради ее будущего.

Помню как недоуменно смотрели на нас коллеги и сослуживцы когда узнали, что мы решили покинуть страну. Да, мы все эти годы работали на эту машину тотальной лжи и пропаганды, в которую превратились наши СМИ, мы были ее частью. Мы писали статьи и кричали на ток-шоу что наша страна хорошеет и крепнет, что нам нужна нравственность с духовностью, а страны запада ждет мрак, ужас и прочее бла-бла-бла. Но как только между западом и Россией стал опускаться новый железный занавес, то поняли, что свобода важнее и успели выскочить в самый последний момент. Мы бросили в этой стране все что заработали, обманывая себя и других, и точно знаем, что в свободном мире добьемся большего, говоря правду и ничего кроме правды.

Между рядами сновали стюарды (или стюардессы? я все не мог определить их пол) и разносили закуски и совершенно бесплатно предлагали шампанское в честь спасения от мракобесной тирании. Когда стюард(есса?) подливал(а?) мне шампанское в бокал я невольно засмотрелся на широкие мужские плечи и широкие женские бедра, пытаясь определить кто передо мной, мужчина или женщина. Потом отвернулся и дал себе слово не заострять внимания на подобных мелочах, ведь у половины жителей Европы полученный при рождении пол и гендер – совсем ни одно и тоже. Надо привыкать, не в лапотной же России жить собрался…

Я проснулся оттого, что меня кто-то толкал под ребра:

– Смотри,- шептала жена,- это же Сергей Яловский. Через три ряда вперед, слева.

– Ну и что,- бормотал я, толком не проснувшись,- что такого? Человек свободы хочет. Как мы.

– Ты не понимаешь,- чуть не плача шептала спутница моей жизни,- это Яловский. Он пять лет назад пытался зарегистрировать партию педофилов, он педофил, он преступник.

На нас начали оглядываться, я знаками заставил супругу замолчать.

-Дорогая, у него такая сексуальная ориентация,- но видя ее протест в глазах продолжил,- это предрассудки. Мы будем жить в Европе, там это нормально.

– А как же наша дочь?- не унималась жена.

– Успокойся,- как можно тверже проговорил я.- мы ее оградим . Обещаю.

Вынужден признать что далеко не всех пассажиров этого рейса я был рад видеть вокруг, но ничего не поделаешь: по договору между Евросоюзом и Россией обменивали всех на всех желающих, кроме обычных уголовников, а Яловского пролоббировала депутатская группа “к детям с любовью” в совете Европы, в которую входят влиятельные политики из партий педофилов разных стран. Его на трех монашек выменяли, которым дали пожизненные сроки за тяжкое преступление. Вроде как за отрицание права выбора гендера учениками младших классов.

Хорошо что Соне уже 15…

Супруга чтоб успокоиться включила телевизор, там по евроньюс показывали сюжет, посвященный окончанию реставрационных работ Нотр-Дам-де-Пари.

– Жан Робен, вы как настоятель храма как можете прокомментировать недовольство части архитекторов обликом Нотр-Дама после реставрации?

– Я устал от нападок этих ретроградов. Пусть они едут в Россию, там им самое место. Гаргульи не уберегли храм от пожара 10 лет назад, и мы решили водрузить на крышу этих рогатых парней. Они будет оберегом Нотр-Дама, к тому же это привлечет новых туристов.

– А к какой конфессии будет относиться этот храм, учитывая законодательный запрет христианства как антидемократической идеологии, идущей в разрез с европейскими ценностями?

– Послушайте, ну зачем такие сложные вопросы? Давайте остановимся на том, что этот храм будет антихристианским, а остальное в принципе не важно. Помнится, когда 12 лет назад был готов проект этого нового Нотр-Дама…

– Постойте, но этот храм пережил пожар всего 10 лет назад, как мог существовать проект его восстановления за два года до…

– Милочка, ну зачем такие вопросы? Лучше полюбуйтесь какой храм получился, какая красота…

Ко мне повернулась жена, в ее глазах застыл ужас:

– Мы совершили ошибку. Давай возвращаться.

– Дорогая, это всего лишь архитектура. Эльфивая башня тоже вначале шокировала людей, но потом стала символом Парижа, так и тут…-я хоть и успокаивал супругу, но на душе стало как-то не по себе,- это все тот же Нотр-Дам,наконец отреставрированный.

Поймал себя на мысли, что от той легкости и облегчения, которые царили в салоне в самом начале полета нет и поныне. Я и сам начал сомневаться в правильности своего решения покинуть с семьей Россию. Услышав детский плач невольно обернулся, там плакал мальчик лет трех. Его успокаивала мама, известная певица, победитель евровидения. В глазах певицы застыл ужас и отчаяние, ведь ее соседями были два парня-гомосексуалиста из организации “чаилд фри активного действия”, которые обещали устроить им окончательное решение детского вопроса после посадки. Мне захотелось выпить. Срочно.

Наконец объявили, что самолет готовится совершить в аэропорту Орли и попросили всех пристегнуть ремни. Посадка прошла успешно, пассажиры дружно аплодировали экипажу. Нас ждала новая жизнь, беды и неприятности ретроградной России были где-то позади.

Перед нами шел Джигурда, и только выйдя на трап он что есть силы проорал:

– Сатана, я иду к тебе. – Мои женщины враз побледнели и мне пришлось чуть ли не силой выталкивать их из салона самолета. Позади шел пьяный Навальный и орал матом, что России без него теперь точно ничего хорошего не светит.

В прошлые разы когда мы посещали Париж нас всегда встречало ласковое солнце и голубое небо. На этот же раз светило застилало серые облака, а порывистый холодный ветер добавлял неприятных ощущений.

Все это мы ощутили потому что не был подан телетрап. Увы, хваленый европейский сервис дал сбой. Мы уныло брели к ожидавшему нас автобусу в окружении улыбчивых полицейских, а буквально в ста метрах от нас, на соседней взлетной полосе стоял огромный транспортный самолет “Руслан-МП (модернизированный, пассажирский)”, к нему бежали люди в окружении русских спецназовцев.

– Понятно,- подумал я,- у них тоже последний рейс. Интересно, скольких он заберет? В ходе недавней карибской войны он умудрился последним рейсом вывести из тамошних курортов под 800 наших горе-туристов. Комфорта никакого, зато людям наркобарона Гомеса Красноглазого осталось лишь махать своими мачете в бессильной злобе.

“У них” как ни странно было много детей, непропорционально много детей. Причем дети не только европейские, но и смуглые арабы и даже парочка негритят. Моя жена схватила дочь и зачем-то решительным шагом пошла к “Руслану”, но на ее пути встало сразу двое полицейских и вежливо, но твердо и громко произнесли :

– non Madame, – когда мои девочки уныло побрели назад, то я увидел злорадную ухмылку. Поймав мой взгляд, верзила мигом одел свою самую доброжелательную улыбку и обратился уже ко мне, – bienvenue.

Наконец подкатил автобус и мы поспешили забраться в него. Всю дорогу мои девочки о чем-то заговорчески шептались с певичкой, чей сын непрестанно плакал. Чуть в стороне переговаривалась парочка из “чаилд фри активного действия”, зло глядя на мальчугана, в стороне не таясь, из горла, Навальный с Паниной пили за свободную Францию. Мимо нас к русскому “Руслану” все бежали группки людей под присмотром спецназовцев . Я встретился взглядом со старой и очень больной женщиной, которой с двух сторон помогали идти два парня, один европейского, другой индийского происхождения. Странно, но именно она смотрела на меня с не скрываемой жалостью, а не я.

– Пап, а пап, где тут паспортный контроль то проходить.- спросила меня дочь.

Я и сам не понимал что происходит. Внутри терминала шла какая-то грандиозная перестройка: безжалостно сносились кабинки регистрации, кассы, киоски, торговые ларьки и тут -же наматывали ограждение из колючей проволоки. Мы стояли в полном оцепенении, глядя на этот бедлам.

Вдруг ни с того ни с сего вперед выскочила наша певичка, которая в последний раз принесла России победу на Евровидении и запела ту самую свою песню про любовь девушки-лесбиянке к домашней кошке. Песня до сих пор пользовалась популярностью, и чернокожие рабочие вместе с охранниками-трансгендерами, у каждого из которых на рукаве красовалась эмблема “чаилд фри активного действия” невольно заслушались. Затем Лала (так, вспомнил, звали певицу), начала в такт музыке выхватывать инструменты из рук рабочих, зачем-то кидаться в них осколками кирпича, убегать от охраны. М-да, без нее бардака мало было…

В образовавшемся хаосе мало кто обратил внимание как мимо быстрым шагом на летное поле спешил, сжимая в руках дорогую кожаную сумку, сам чрезвычайный и поверенный посол РФ во Франции Говоров Илья Федорович в окружении шести спецназовцев и какого то высокого старика. Именно в этот момент я понял, что СЕЙЧАС В РОССИЮ УЛЕТИТ САМЫЙ САМЫЙ ПОСЛЕДНИЙ РЕЙС, что наша страна навсегда и полностью покидает Францию и весь прочий западный мир, включая свои посольства.

-Мои продЕдушка старого княжего рода. Я люблю Россию, я знаю стихи Пушкина,- буквально вцепился старик в одного из спецназовцев.

– Слюшай, мнэ камандыр прыказал забырат с сабой всех кого понимаю бэз пэрэводчэка, но это было час назад, сэйчас надо охранят посла. Нэ можем с тобой возиться.

– Мурат,- одернул рядового капитан спецназа,- прикрывай князя. С собой его возьмем.- старик обрадовался, поспешил под прикрытие спецназа.

Я проводил их взглядом и невольно подумал, что завидую старику. В этот момент двое чернявых рабочих докурочили крепления большой и красивой вывески на русском языке “ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ЦИВИЛИЗОВАННЫЙ И ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ МИР” и она с грохотом упала на пол.

Я не понимающе посмотрел на одного из полицейских, который препроводил нас в аэропорт:

– Эта вывеска больше не актуальна,- скучающим голосом проговорил он,- смотри что вместо нее несут.- и указал на четверых рабочих, которые с трудом тащили вывеску новую, хотя она была куда короче предыдущей.

– Хорошо хоть не по-немецки написано.- только и смог пробормотать в ответ я, глядя на всем известное выражение КАЖДОМУ СВОЕ.

-Внимание,- откуда-то из под потолка послышался холодный синтетический голос,- правила регистрации изменились и ваши документы подлежат утилизации. Для получения индификационного кода просим освободить от одежды, часов, браслетов и других вещей правую руку и снять головные уборы.

У меня сдавило горло, стало трудно дышать. Все, что мы видели и слышали вокруг это бред, это сон, это не правда, это как-будто ожившая российская пропаганда про страшный и безбожный запад. Мы же с женой на пару чем-то подобным на пару пугали, а потом смеялись над доверчивыми дураками, кто верил во все это… И это оказалось правдой?.. Повернулся к супруге, а она безмятежно улыбалась. Я стал крутить головой в поиске дочери, а Ирина спокойно так говорит:

– Дорогой, мы допустили страшную ошибку…

В этот момент немного протрезвевший Навальный начал качать права:

– Послушайте,- он с жаром начал доказывать надзирателям (да, про себя мы так и начали называть полицейский),- я ВИП-персона, я ведущий оппозиционный политик России, кандидат в президенты, видный блогер, кумир молодежи, я…

– Твой индекс полезности 0.0001,- обрезал на полуслове Навального надзиратель,- пока ты был в России он был 0.9999. У нас в Европе беглые российские оппозиционеры, миллиардеры и общественные деятели теряют всякую пользу, вы нам в РФ нужны, тут нет. Среди вас имеют высокий индекс или дети до 16-ти или лица со здоровыми донорскими органами.

Но Навальный забыл, что он не в тоталитарной Москве, а демократической Франции, и решил схватить за ворот полицейского, за что тут же получил разряд электрошокера в солнечное сплетение и тяжелым ботинком под колено. Через секунду он уже лежал в массе собственной блевотины и жалобно поскуливал. Наконец-то его настигло наказание за неповиновение властям.

Все это я видел лишь мельком, ведь мое внимание было всецело поглощено поиском дочери. Не знаю сколько бы так ее искал, но супруга указала мне рукой на окно, выходящее на летное поле…

Про Говорова Илью Федоровича всегда рассказывали, что он всеми силами защищал соотечественников. Сегодня силы были явно не равны, и он защищал соотечественников не только руками, ногами, зубами, но и своим тяжелым портфелем. Рядом лежал престарелый князь , у которого все лицо было в крови, но он намертво вцепился в ногу полицейского, не давая тому преследовать беглецов. Шестеро спецназовцев бились как минимум с 20-ю полицейскими в чудовищной драке, а хрупкий девичий силуэт с надписью на спине “я выбираю свободу” с трехлетним ребенком на руках спешил к самолету “Руслан”. Скоро у них последний рейс.

На все это смотрел я, моя супруга Ирина и певица ЛаЛа. Сегодняшнее выступление в здании аэропорта было лучшим в ее карьере, ведь оно спасло жизни наших детей. Когда Соню с ребенком на руках встретила другая группа спецназовцев мы облегченно вздохнули. К этому моменту драка кончилась, престарелый князь вытирал лицо рукавом от оторванного костюма посла, вокруг них сгрудились русские спецназовцы, готовые к любым неожиданностям. через несколько минут они достигнут борта самолета и улетят домой на Родину.

К зданию аэропорта, стремительно превращающегося в концлагерь, начали пригонять первые партии других бедолаг. Мы уныло встали в очередь и стали дожидаться своей судьбы. Это был наш выбор, наша ошибка, наша судьба. Хорошо хоть в последний момент мы спасли от этого кошмара наших детей.

Posted in семья.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *